• forextimes
  • trader@forextimes.ru
  • +48 506-586-281
  • +375 29 91-045-91
|

Мистика предсказания или совпадение?

Мистика предсказания или совпадениеНа протяжении вот уже пяти лет пара евро/доллар демонстрирует удивительно точное следование волновой теории Эллиотта. Что это – доказательство нерушимости постулатов технического анализа или сложившаяся комбинация фундаментальных факторов, обусловивших случайное оформление колебаний валютного курса в волновую теорию? Скорее всего, ни то ни другое, ибо истина, как всегда, лежит посередине.

“Самоисполняющиеся прогнозы”

Со времен появления теории Эллиотта количество ее приверженцев неуклонно растет, а значит, и набирает силу эффект “самоисполняющихся прогнозов”.

Суть этого явления заключается в том, что ценовые колебания рыночных активов происходят в соответствии с ожиданиями большинства участников рынка, придерживающихся одинаковой точки зрения о перспективах изменения этих цен. Таким образом, становится понятным, что наилучшим образом волновая теория будет работать на рынках с большим количеством участников, то есть наиболее точное соответствие волновой теории будет наблюдаться у активов, обладающих высокой ликвидностью. Рассмотрим теорию Эллиотта применительно к прогнозированию валютных курсов.

С момента своего введения

4 января 1999 г. (обозначено знаком Х на рисунке 1) евро стал второй, после доллара США, мировой валютой по объему торгов на международном валютном рынке (практически все крупные страны Западной Европы перешли на расчеты в единой валюте, обеспечив ей мощную экономическую базу).

Недельный график евро/доллар, июнь 1998 г. - сентябрь 2001 г.Рис. 1. Недельный график евро/доллар, июнь 1998 г. – сентябрь 2001 г.

Таким образом, самым ликвидным инструментом на валютном рынке является пара евро/доллар. На примере этой пары мы и рассмотрим, насколько широко волновая теория Эллиотта прижилась в среде валютных спекулянтов. Для начала кратко напомним базовые положения этой теории.

Основой волновой теории является предположение о том, что рынок развивается пятью волнами в направлении главного тренда с последующей коррекцией из трех волн. Первые пять волн в целом образуют импульсивную волну, а три оставшиеся – коррекционную.  В свою очередь, импульсивная волна подразделяется на составляющие ее импульсивные (1, 3 и 5) и коррекционные волны (2 и 4).

Аналогично коррекционная волна состоит из импульсивных волн (А и С) и коррекционной (В). Опуская подробное описание характера каждой волны, напомним, что численные соотношения волн связаны величинами, полученными из последовательности чисел Фибоначчи: 0.236, 0.382, 0.5, 0.618, 0.764, 1.0, 1.618, 2.618, 4.236…  На приведенных ниже недельных графиках евро/доллар (рис. 1 и 2), охватывающих весь период существования единой валюты, начало каждой волны и подволны обозначено цифрами и буквами.  Рядом с нумерацией волн обозначены экстремальные численные значения курса евро (мелкий шрифт), а в скобках указана величина отката коррекционных волн в процентах по отношению к предыдущей импульсивной волне.

Следует отметить, что наилучший результат прогнозирования валютного курса достигается проведением комбинированного технического анализа в рамках волновой теории Эллиотта и классического трендового анализа. Оба этих вида анализа являются наиболее популярными в среде спекулянтов, и необходимость их комбинирования основана опять-таки на эффекте “самоисполняющихся прогнозов”.

Начало: скорбное падение евро

Появление единой валюты, охватившей территорию 11 крупнейших европейских стран, было встречено спекулянтами настороженно. Не имея прошлого, Евро-зона была оценена с позиции исторических аналогий: с момента своего рождения курс евро начал скорбный путь вниз. Активный спрос на доллар усиливался также мощными темпами экономического роста американской экономики и подъемом фондового рынка США. Приблизившись в середине июля 1999 г. к психологическому барьеру паритета (1 евро = $1), курс сформировал первую волну нисходящего движения (1.2401-1.0104).

После коррекции в 38.2% началась 3-я импульсивная волна (с 1.0917). Вершины 1-й и 3-й волны позволили обозначить границы нисходящего тренда евро. Окончание же 3-й волны в мае 2000 г.  (0.8840) подтвердило эти границы.  Из фундаментальных фактов, действовавших в 3-й волне, нужно отметить активный спрос на доллар вследствие повышения учетной ставки Федеральной резервной системой США (два повышения по 0.25% с начала 2000 г.) на фоне достижения фондовыми индексами новых исторических максимумов.  И хотя Европейский центральный банк (ЕЦБ) проводил аналогичные повышения ставки рефинансирования, реакция курса евро на них была прямо противоположной.  Дело в том, что эти повышения рассматривались рынком как ответные действия ЕЦБ, призванные не допустить увеличение разрыва в ставках между США и Еврозоной, дабы остановить обвальное падение евро. И если Штаты повышали ставки, чтобы охладить стремительные темпы роста экономики и избежать всплеска инфляции, то ситуация в Еврозоне в корне отличалась от заокеанских проблем.

Инфляция в зоне евро в первую очередь была вызвана увеличением стоимости импортируемого сырья и энергоресурсов из-за падения курса единой валюты. Все это сопровождалось однообразно-унылыми заявлениями европейских властей о несправедливой недооцененности и огромных перспективах новой валюты. Но рыночные игроки всякий раз привычно продавали евро после каких-либо действий (либо бездействий) ЕЦБ или заявлений официальных лиц, в которых затрагивался обменный курс, улавливая в этом ноты отчаяния и невозможности изменить сложившееся состояние вещей.

Финальная стадия 3-й волны была приурочена к очередному, ожидаемому повышению ставок в США. 16 мая 2000 г. ФРС повысила ставку на 0.5%, доведя ее до уровня 6.5%. Повторение исторического минимума (0.8840) на третьи сутки после повышения сменилось разворотом тенденции. Здесь рынок сыграл по принципу “покупай на слухах – продавай по факту”, и игроки начали скупать евро в ожидании аналогичных агрессивных действий со стороны ЕЦБ (волна 4). Тем более что сложившийся уровень ставок в США соответствовал верхним границам исторических значений, при которых экономика начинала переходить в стадию стагнации.

Совместные интервенции

В начале июня 2000 г. ЕЦБ объявил о повышении ставки рефинансирования на 0.5% до уровня 4.25%. Рыночные игроки, дотянув к тому времени курс евро до уровня 0.9704 (коррекция в 38.2% от 3-й волны), в тот же день “продали факты”, инициировав развитие 5-й, последней волны нисходящего движения евро. Теперь технические ориентиры для очередных исторических минимумов курса евро были ясны всем.

Во-первых, явно обозначились границы нисходящего тренда, во-вторых, волновой анализ указывал на необходимость дальнейшего падения курса евро, чтобы завершить всю пятиволновую импульсивную формацию (о силе нисходящего тренда свидетельствовали и обе предыдущие коррекции в 38.2%). По волновой теории Эллиотта, размах 5-й волны составляет 0.382 либо 0.618 величины движения, пройденного от начала 1-й до окончания 3-й волны (т.е. от 1.2401 до 0.8840). Таким образом, расчет первой цели 5-й волны дает следующий результат: 0.9704 – 0.382 х (1.2401 – 0.8840) = 0.8343 доллара за евро.

Оставив без внимания повышение ставок ЕЦБ в последний день августа (+0.25%), 20 сентября 2000 года курс евро достиг очередного исторического минимума (0.8437) вблизи линии поддержки down-тренда. Через двое суток после начала технической коррекции была проведена первая в истории евро совместная интервенция ЕЦБ, ФРС, центральных банков Японии, Англии и Канады (обозначено знаком + на рис. 1 и 2). Курс евро, составлявший на утренних торгах 0.8570, во время интервенции зашкаливал за 0.90! Но даже это не заставило игроков выйти из долго-срочных коротких позиций по евро.

Возможно, не будь этой интервенции, мы могли бы наблюдать сценарий, аналогичный 4-й волне; но рынок скептически отнесся к этому искусственному вмешательству, расценив его как ход ва-банк.

Недельный график евро/доллар, сентябрь 2000 г. - январь 2004 г.Рис. 2. Недельный график евро/доллар, сентябрь 2000 г. – январь 2004 г.

Рынок снова отказывается
Далее – еще одно незамеченное повышение ставки ЕЦБ 5 октября до 4.75% (исторический максимум для Еврозоны), и очередной удар в линию поддержки 26 октября на уровне 0.8225. Интересно отметить, что в день своего рождения курс евро стартовал с отметки 1.1750, а абсолютный исторический минимум курса 0.8225 (окончание 5-й волны) уда-лен от паритета на почти ту же величину – 0.1750! Среднее же значение двух локальных минимумов составило: (0.8437 + 0.8225)/2 = 0.8331 (сравните с расчетной целью для 5-й волны).

Через неделю после начала коррекции от линии поддержки последовала вторая интервенция (знак + на рис. 1 и 2) вдогонку рыночному движению. На этот раз ЕЦБ действовал в одиночку. И снова рынок отказался участвовать в искусственном движении, ответив очередным сбросом евро по окончании интервенции.

Здесь следует заметить, что ЕЦБ не пренебрегал техническим анализом для выбора моментов интервенций, однако желание сэкономить на ее стоимости за счет рыночных игроков и привело к такому развитию событий. Будь интервенция проведена у минимумов, написанных рынком на линии поддержки, то и эффект от нее был бы гораздо сильнее, поскольку тогда образовалась бы т.н. “зона интервенционной опасности”.  Аккумулированное на рынке огромное количество коротких позиций по евро/доллару на фоне замедления экономики США (эффект от повышения ставок) и лопнувшего спекулятивного “пузыря” в секторе hi-tec заставило игроков подумать о фиксации прибыли в конце года. С технической стороны, цели были достигнуты как в волновом, так и в трендовом анализе. Плюс на индикаторе MACD сформировалась дивергенция -классический сигнал разворота тренда в 5-й волне.

Весь декабрь 2000 г. Прошел под знаком евро: лавинообразная фиксация прибыли привела к небывалым до той поры темпам роста курса единой валюты, что привело к его подъему до уровней вблизи 0.96. Так образовалась волна А, достигшая области максимальной коррекции (вершина 4-й волны) всей пятиволновой импульсивной формации всего лишь за месяц.

Год третий, год терактов

Следующий, 2001-й год ознаменовался официальным вступлением экономики США в стадию рецессии и, соответственно, пересмотром отношения валютного рынка к текущему уровню учетных ставок. Теперь снижение ставки являлось положительным фактором для валюты, поскольку приоритетом становилось стимулирование экономики. Собственно, с этого и начался год для доллара.  3 января ФРС понизила учетную ставку сразу на 0.5%, на что доллар ответил ростом в новой интерпретации (к тому же “продажа ожидаемых фактов”).

Таким образом, третий год под-ряд начался с уже ставшего привычным падения курса евро. И хотя фондовый рынок США впал в депрессию, потоки капиталов по-прежнему стремились в эту страну, поддерживая спрос на доллар.  На этот раз внимание спекулянтов привлекла перспектива роста стоимости долговых обязательств на ожиданиях дальнейшего снижения учетной ставки в США.  В течение 2001 г. ФРС снижала ставку 11 (!) раз, доведя ее до 1.75%. ЕЦБ снизил ставку за тот же период только на 1.5%, доведя ее до 3.25%, что и обусловило давление на евро. В конце июня закончилось формирование волны В (0.8344).

Окончание волны С (0.9338), обусловленной корреляцией курса доллара с падающим фондовым рынком США, совпало по времени с террористическими актами 11 сентября 2001 г. Волна С одновременно стала волной 1 зарождающегося up-тренда по евро. Обвальное падение фондового рынка США до трехлетних минимумов, последовавшее за теракта-ми, привлекло внимание игроков к “дешевым” акциям, что дало толчок ралли, продлившемуся до весны следующего года.

По-прежнему сильная корреляция доллара с фондовыми индексами обусловила формирование волны 2 (коррекция в 76.4% от волны 1) и начало волны 3 в феврале 2002 г. (0.8562). Движение, зародившееся в этот период, впоследствии трансформировалось в расширенную (состоящую из пяти подволн) волну 3 up-тренда по евро. Наступал золотой период в истории евро (или черная полоса для доллара?).

А война все не начиналась…

Вялое поначалу развитие волны 3 стало набирать силу в апреле-мае вместе с ускорением падения американского рынка акций. К слухам о подготовке США к войне с Ираком и сопряженной с ней угрозе новых терактов вскоре добавились волна скандальных махинаций с финансовой отчетностью и череда банкротств в корпоративной Америке.

Такой коктейль незамедлительно отразился в очередном витке падения фондовых индексов к четырехлетним минимумам, а иностранные инвесторы начали избавляться от долларовых активов.

Первая цель для 3-й волны рассчитывается как 1.618 размаха 1-й волны. Получаем: 0.8562 + 1.618 х (0.9338 – 0.8344) = 1.0170. В сере-дине июля 2002 г. курс евро достиг 1.0206, перекрыв расчетную цель всего лишь на 36 пунктов. Тут нужно отметить, что за свою трехлетнюю историю евро заработал репутацию высокотехничной валюты, хорошо подчиняющейся волновой теории Эллиотта. И даже психологическое значение паритета, кстати, совпавшее с проекцией цели пробитого треугольника в классическом трендовом анализе (рис. 2), не помешало довести развитие волны 3.1 до логического завершения. Далее последовала коррекционная волна 3.2 с откатом в 38.2% от волны 3.1 (уровень 0.9607).  Давление Вашингтона на Ирак возрастало, а война все не начиналась; очевиднее становилось, что Хусейн не уйдет со своего поста добровольно. В конце концов напряжение рынка вылилось в очередной сброс доллара, и в начале марта 2003 г., к моменту начала войны в Ираке, курс евро достиг значения 1.1087. Американский фондовый рынок же до того времени совершал колебания вблизи локального дна, отражая неуверенность инвесторов в экономической и геополитической стабильности США.

Для расчета следующей цели 3-й волны используется коэффициент 2.618; т.о. цель волны 3.3 составляет 2.618 размаха 1-й волны: 0.8562 + 2.618 х (0.9338 – 0.8344) = 1.1164. По-прежнему видно малое, хоть и несколько большее, чем в волне 3.1, расхождение расчетного и реального пика (77 пунктов).

“Большая семерка” тоже помогла

Развитие коррекционной волны 3.4 было приурочено к началу военных действий в Ираке и фиксации прибыли спекулянтами “по факту” свершившегося события.  Одновременно началось и восстановление фондовых индексов США. Однако этот фактор перестал действовать после отката в 38.2% от волны 3.3 (1.0499), где снова усилился интерес на покупку евро, питаемый возросшей вероятностью очередных масштабных терактов после вторжения США в исламскую страну.

Также активно обсуждались рынком военные расходы Америки на фоне растущего дефицита бюджета и дефицита торгового баланса. К этому необходимо добавить появление угрозы развития дефляционных процессов в экономике США. Все эти факторы не давали шансов для усиления позиций доллара в среднесрочной перспективе. Даже начавшийся в марте рост фондовых индексов на волне ожидания выхода американской экономики из рецессии не перевесил эти риски: иностранные инвесторы по-прежнему занимали выжидательную позицию либо продолжали репатриацию капитала.

Еще одним ударом стала майская встреча “Большой семерки”, после которой у валютного рынка сложилось подозрение, что США отказались от политики сильного доллара, а остальные страны терпимо относятся к ослаблению американской валюты.

Таким образом, очередной сброс доллара образовал подволну 3.5 (последнюю во всей импульсивной расширенной волне 3), достигшей в конце мая отметки 1.1938.

Почему движение остановилось

Почему же остановка движения произошла именно там? Вновь обратимся к волновому анализу, рассматривая волну 3 и разложив ее на подволны. По теории Эллиотта, в импульсивной формации может быть только одна расширенная волна, как правило, это либо 1-я, либо 3-я (расширенная 5-я волна встречается обычно только на товарных рынках). Следовательно, размах волны 3.5 должен соответствовать размаху меньшей из предыдущих подволн. Размах волны 3.1: 1.0206 – 0.8562 = 0.1644.  Размах волны 3.3: 1.1087 – 0.9607 = 0.148. Таким образом, меньшей является волна 3.3. Получаем ориентир для волны 3.5: 1.0499 + 0.148 = 1.1979, что лишь на 41 пункт отличается от фактического пика. Помимо расчетов, большое влияние на динамику курса оказала близость психологической отметки 1.20, выше которой евро не находился с момента своего рождения.

После достижения цели импульсивной расширенной волной 3 следовало ожидать развития коррекционной волны 4, которая, естественно, после такого ралли должна была стать гораздо более мощной, чем все предыдущие коррекции волны 3. Движущим фактором волны 4 стало переключение внимания рынка на дивергенцию динамики экономических показателей США и Еврозоны.

В то время как Америка уже демонстрировала признаки восстановления (об этом свидетельствовал и рост фондовых индексов), экономика Европы еще находилась на полпути к своему циклическому минимуму. Хоть это и стало поводом для коррекции, факторы, обусловившие падение доллара, по-прежнему продолжали действовать. Насколько высок был интерес к покупке евро, видно по мощному отскоку с уровня коррекции в 23.6% от всей 3-й волны (горизонтальные пунктирные линии на рисунке 2); но этот уровень не ограничивает коррекции всей формации. Имея вершины законченных волн 1 и 3, мы вправе обозначить линию сопротивления up-тренда. Параллель же, проведенная через начало волны 3, дала, соответственно, линию поддержки, которая и указала зону остановки волны 4 в конце августа (с небольшим недоходом до уровня 38.2%).

С отметки 1.0762 берет начало 5-я, последняя волна up-тренда по евро, которая и определит долго-срочный циклический максимум курса евро/доллар. Для того чтобы определить, где он может находиться, выясним, каковы движущие факторы, действующие в 5-й волне, и когда начнет ослабевать их влияние.

И снова “семерка”

В середине сентября 2003 г. состоялась очередная встреча “Большой семерки”. По ее итогам было выпущено коммюнике, в котором члены “семерки” указали на желательность гибкой валютной политики в крупных странах и важность рыночных механизмов при формировании валютных курсов. Рынок воспринял коммюнике как указание для Японии остановить интервенции, направленные на ослабление иены против доллара и, соответственно, как откровенное подтверждение отказа США от политики сильного доллара в угоду интересам американских экспортеров.

В то же время Вашингтон начал открыто давить на Китай (дефицит торгового баланса США с Китаем стремительно растет), чтобы тот перестал искусственно занижать курс юаня. Это укрепило рынок во мнении, что Америка не заинтересована в сильном долларе. Желание США поддержать своих производителей также прослеживается в повышении пошлин на импортируемую сталелитейную продукцию и в ограничении поставок китайского текстиля, что чуть было не закончилось торговой войной между США и членами ВТО. Все это незамедлительно сказалось на курсе доллара.

С того времени фактор дефицита бюджета и торгового баланса США стал доминирующим в деле обвала доллара и падения спроса на американские активы. Неспособность США финансировать свой дефицит притоком иностранного капитала рынок объяснял низким (1%) уровнем процентной ставки и отсутствием перспектив скорого ее повышения, а также политикой американских властей, направленной на стимулирование деловой активности (рынок труда в США в очень уязвимом состоянии).

Небольшая коррекция курса доллара наблюдалась в конце октября – начале ноября: это было вызвано фиксацией прибыли по евро в связи с серией отличных экономических данных из США. Однако, отдав им должное, рынок вновь ушел в короткие позиции по доллару. ЕЦБ же приветствовал укрепление евро, аргументируя это как фактор снижения инфляции и повышения престижа единой валюты. Однако европейские экспортеры забили тревогу: быстрый рост евро сильно осложнил конкуренцию с зарубежными производителями аналогичных товаров и затруднил планирование международных расчетов. Еще немного, и восстановление европейской экономики будет принесено в жертву низкому уровню инфляции.  Дальнейшее падение доллара может сослужить медвежью услугу и самим Штатам: иностранные держатели американских ценных бумаг могут начать избавляться от них, видя, как быстро тает прибыль, выраженная в их национальных валютах. Этот процесс может распространиться и на облигации казначейства США, что, в конечном счете, повлечет за собой повышение фактических ставок, а это, в свою очередь, затруднит восстановление американской экономики. Будучи, по сути, локомотивом всей мировой экономики, США могут спровоцировать глобальный экономический кризис.

Момент как никогда благоприятный

Как же возродить интерес зарубежных инвесторов к доллару? Уменьшить разрыв в ставках между Соединенными Штатами и Еврозоной не представляется возможным, т.к. ЕЦБ ясно дал понять, что уровень ставок соответствует текущим экономическим условиям; то есть риски инфляции сбалансированы с рисками ослабления экономики (а поддержание инфляции ниже уровня 2% – приоритетная задача ЕЦБ). Непрекращающееся же пополнение кастодиальных счетов США (покупка долговых обязательств) иностранными Центробанками не в состоянии остановить обвал доллара.

По большей части, сложившаяся проблема двойного дефицита в США носит психологический характер, по крайней мере, дефицит торгового баланса появился не недавно и не вдруг. Падение доллара на данном этапе происходит лишь из-за того, что рынок опасается его дальнейшего ослабления, ведь большая часть спекулятивного капитала уже покинула долларовую зону, остались в основном долго-срочные инвестиции.

Сейчас момент как никогда благоприятный для иностранных инвесторов: дешевый доллар, дешевые кредиты, перспектива экспансии американской экономики. Именно эти новые вливания инвестиций в США могут спровоцировать “долларовую лихорадку”. Учитывая огромное количество открытых коротких спекулятивных позиций по доллару на валютном рынке, можно ожидать, что коррекция будет весьма ощутимой.

А какие же психологические пределы роста евро (падения доллара) устанавливает волновая теория Эллиотта? Размах 5-й волны вычисляется как произведение суммарного размаха 1-й и 3-й волн (от 0.8344 до 1.1938) на коэффициент 0.382 либо 0.618. Расчеты дают следующие результаты: 1.0762 + 0.382 х (1.1938 – 0.8344) = 1.2135 и 1.0762 + 0.618 х (1.1938 – 0.8344) = 1.2983. Первая цель ложится слишком близко к вершине волны 3, поэтому, c учетом силы предыдущего движения и наличие неослабевающего движущего фактора (двойной дефицит), она не могла стать разворотной точкой up-тренда по евро. Вторая же цель ложится близко к линии сопротивления up-тренда и круглой цифре $1.30 за евро и вполне может стать серьезным психологическим барьером для рынка на долгое время.

Именно на эту цифру ориентируется и Еврокомиссия, которая в начале декабря 2003 г. рассмотрела возможность ограничения при-тока капитала в Еврозону при превышении курсом отметки 1.30.  Чуть позже ЕЦБ заявил, что не будет осуществлять интервенции на валютном рынке, пока курс евро не достигнет уровня 1.35.

Таким образом, мы получили ориентиры для максимальных значений курса евро и фактор, который должен их обеспечить, – совместная интервенция, направленная на прекращение процесса ослабления доллара. Такой альянс крупнейших центральных банков мира – серьезный стимул для спекулянтов, держащих короткие позиции по доллару, чтобы начать фиксацию прибыли. Начало этого процесса от линии сопротивления up-тренда (1.2901) показано на рисунке 2. Данное движение интерпретируется волновой теорией как начало коррекционной волны А.  При этом последующая за ней волна В может достичь и даже слегка перекрыть максимум 5-й волны.

Не пора ли покупать доллар “на слухах”?

Какие выводы можно сделать из рассмотренных выше явлений?  Во-первых, что самое важное для спекулянта, технический анализ – это инструмент численного отражения силы фундаментальных движущих факторов колебаний валютных курсов, и только взаимосвязанное использование обоих видов анализа дает ключ к успеху в работе на FOREX.

Цикличность, обусловленная процессами саморегуляции в экономических и биологических системах, является еще одним инструментом, позволяющим делать прогнозы, используя аксиомы экономики и человеческой психологии. Например, экспансия экономики США привела к актив-ному спросу на американские активы, вызвав рост курса доллара; это, в свою очередь, спровоцировало рост дефицита торгового баланса, что стало впоследствии фактором ослабления американской валюты. Ведь еще в 2000-2002 гг. все экономисты в один голос заявляли, что доллар переоценен, а американские экспортеры испытали это на себе. Теперь с такой же проблемой столкнулась Еврозона.

Ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что достижение глобальных технических целей сопряжено с сильными движущими экономическими и психологическими факторами, а следующие после этого коррекции (по принципу “продавай факты”) связаны с тем, что за время ожидания события оно к моменту его происшествия уже “закладывается в цену”. Это естественные законы спекулятивной психологии. А можно ли эти естественные законы использовать для решения макроэкономических проблем путем искусственного генерирования движущих, по крайней мере, психологических факторов?

Примером может служить успешное сдерживание роста своей валюты Банком Японии с осени 2003 г. Также мы видели, что интервенция по евро, проведенная в конце сентября и октября 2000 г., в итоге дала свои плоды. А что, если обе встречи “Большой семерки” с прозвучавшими на них намеками на отказ от политики сильного доллара были проведены в “нужное время”, когда рынок уже приблизился к техническим целям?  А курс ЕЦБ на усиление евро с одновременной готовностью к интервенции?

Не может ли это быть хорошо спланированной акцией: определившись с зоной защиты своих производителей (1.30-1.35 для евро), страны “Большой семерки” протягивают руку помощи экономике США? Рынок, разогретый таким сценарием, еще долгое время будет пребывать в консолидации у нижних значений курса доллара -до тех пор, пока это, в конце концов, не начнет благотворно сказываться на сокращении торгового и бюджетного дефицита США.

Вот тогда-то внимание рынка и переключится снова на “впечатляющие темпы роста американской экономики”. Остается лишь ожидать адекватной налогово-бюджетной политики в Штатах. Так что, не пора ли думать о покупке доллара “на слухах”, господа?

2004

Владимир Гуничев