Иракские террористы заставили инвесторов скупать золото
|

Иракские террористы заставили инвесторов скупать золото

Геополитика снова определяет движения цен на товарном рынке. Однако на этот раз в поле зрения инвесторов уже не украинский конфликт (который, кстати, тоже пока еще далек от завершения). Новым Геополитика снова определяет движения цен на товарном рынке. Однако на этот раз в поле зрения инвесторов уже не украинский конфликт (который, кстати, тоже пока еще далек от завершения). Новым центром геополитической напряженности стал Ирак, где в конце прошлой недели боевики из группировки “Исламское государство Ирака и Леванта” захватили несколько городов.

В результате фьючерсы на нефть марки Brent взлетели к максимальным уровням с сентября 2013 года. В пятницу, впервые за долгое время, котировка оставалась выше 112 долларов за баррель.  У такого же максимума держится и американская нефть WTI, за бочку техасской смеси в последний торговый день недели давали более 106 долларов.

По словам властей, боевики действовали на севере Ирака и потому не представляли угрозы для работы месторождений на юге страны. Тем не менее, активные боевые действия хотя и проходят далеко от основных торговых площадок, обычно способствуют росту безопасных активов. В преддверии выходных инвесторы перевели часть капитала в один из самых надежных торговых инструментов — золото. Драгоценный металл вновь поднялся выше уровня 1270 долларов за тройскую унцию.

Росту цен на золото способствовали и слабые данные из США. Цены производителей в Америке в мае неожиданно снизились. За месяц товары подешевели на 0,2%, в результате чего годовой темп замедлился до 2%. Аналитики рассчитывали на рост показателя к 2,3%.

Опубликованные сразу после слабого отчета по розничным продажам данные вызывают беспокойство. Одна ли холодная зима была виновата в сокращении американской экономики в первом квартале? Экономисты ожидают, что в апреле-июле ВВП подскочит на 3,5%, если эти прогнозы все же не оправдаются — ФРС придется задуматься о приостановке сворачивания программы количественного смягчения. Впрочем, представители регулятора все еще уверены в силе экономического роста.