Индонезийская рупия: возрожденная из пепла?
|

Индонезийская рупия: возрожденная из пепла?

В последнее время индонезийская валюта не привлекает к себе особого внимания, хотя во время азиатского кризиса конца 90-х годов она была одной из его основных жертв, а сегодня оказалась зависимой от политических факторов.

Убийственный рецепт МВФ

Во время кризиса Индонезия намеревалась стабилизировать свою валюту привязкой рупии к американскому доллару. Однако этот план был опрокинут Международным валютным фондом, пригрозившим в случае введения фикcированного курса заморозить $43 млрд. стабилизационного кредита. МВФ выделял кредит под проведение экономических реформ и при условия сохранения системы гибкого валютного курса. Руководители Фонда Мишель Камдессю и Стэнли Фишер заявили, что Индонезия не в состоянии обеспечить условий для валютного управления, здесь нет здоровой банковской системы, над страной нависает огромный корпоративный долг, и у нее отсутствуют достаточные валютные резервы.

По плану, поддержанному тогдашним президентом Индонезии Сухарто, центральный банк должен быть заменен валютным комитетом, гарантирующим обеспечение рупии долларами или иной твердой валютой по фиксированному курсу. Примерами для подражания были, прежде всего, Аргентина и Гонконг, где количество денег в обращении было увязано с валютными резервами. Противодействие МВФ планам фиксированного валютного курса нанесло дополнительный удар по рупии – курс упал с 7000 до 9000 рупий за доллар.

Решение МВФ было продиктовано, прежде всего, политическими мотивами. Американская администрация решила, что коррумпированному и недемократичному Сухарто пришла пора оставить свой пост. В это время как раз и начал развертываться азиатский финансовый кризис. Убийственный рецепт МВФ по отпуску рупии в свободное плавание привел к экономическому хаосу.

Бывший директор МВФ Мишель Камдессю и не скрывал той роли, которую сыграл Фонд в отстранении Сухарто. Он открыто заявил об этом на церемонии по поводу своей отставки. Таким образом, в результате политических интриг индонезийская рупия оказалась в регионе наиболее пострадавшей валютой. Если валюты соседних государств обесценились в среднем в 1.6 раза, то стоимость рупии снизилась более чем в четыре раза.

«Черный понедельник»

В 2002-2003 гг. рупии удалось весьма значительно прибавить в весе. После того как индонезийские парламентарии в июле 2001 года сместили с президентского поста А. Вахида, курс вырос с 11000 до 8300 рупий за доллар. Понятно, что индонезийской валюте помог ослабевший доллар, но и на фоне остальных региональных валют рупия сильно подорожала. Ее неординарный рост сделал весьма привлекательными инвестиции, связанные с конвертацией долларов в рупии и размещением их в банках Джакарты. Это позволяло получать до 13% годовых по депозитам, плюс удорожание валюты давало еще 20% дохода. В последние месяцы эта тенденция оказалась под вопросом. Новое укрепление американского доллара оказало сильное давление на рупию. Американская валюта укрепила свои позиции в связи с намерениями Федеральной резервной системы США начать постепенное повышение ставки процента. О возможности бегства капитала в случае роста доллара многие аналитики говорили уже достаточно давно. При таком развитии событий стремление инвесторов перейти на более выгодные долларовые активы было совершенно очевидным.

Вывод капитала с рынка Джакарты стал серьезной проблемой. Управляющий Банка Индонезии Б. Абдулла сообщил, что инвестиционные банки, например J.P. Morgan, в больших масштабах выбирают свои краткосрочные инвестиционные портфели, конвертируют их в доллары и репатриируют выручку за рубеж. В результате объем рынка краткосрочных инвестиций упал почти до нуля. Массовый исход инвесторов привел к значительному падению индекса акций в Джакарте. 10 мая, когда индекс за один день упал на 5%, был назван «черным понедельником». 12 мая фондовый рынок Джакарты подрос на 3.62%. Так он откликнулся на решение агентства S&P сменить перспективный рейтинг страны со стабильного на положительный. С 9000 до 8955 подросла и рупия относительно доллара.

Однако за 14-15 мая индекс фондового рынка снова снизился на 2.2%. Рупия упала до уровня марта прошлого года. Курс составил 9010-9040 рупий за доллар, который продолжал укрепляться против ведущих валют, в первую очередь, иены. Эксперты отмечают, что снижение курса иены тащит за собой все остальные региональные валюты.

Под прессом спекулянтов…

Индонезийская валюта попала под пресс спекулянтов, которые активизировали свою деятельность, почувствовав новую нестабильность рупии. Популярными стали операции, связанные с заимствованием средств на межбанковском рынке и покупкой на них долларов с последующим переводом за границу. Многие операции такого типа проводились через четыре иностранных банка, которым в результате были разосланы предупреждения Банка Индонезии. Однако банки приняли контрмеры и для дальнейших спекуляций стали использовать другие финансовые организации Индонезии.

Тогда управляющий Банка Индонезии Б. Абдулла заявил, что центробанк предпримет свои меры, чтобы «не допустить в будущем такого безответственного поведения». Были назначены специальные чиновники для проверок провинившихся банков и мониторинга ситуации на валютном рынке. Банк Индонезии даже откомандировал своих людей в дилинговые центры банков для непосредственного контроля. Частью интервенционистских мер должны были стать и неожиданные аудиторские проверки. Однако противная сторона резонно полагала, что возлагать вину за ослабление рупии на иностранные банки неправомерно. Они просто старались получить наилучший доход по своим инвестициям. Поддерживать рупию центробанк должен был гораздо раньше, а все эти меры могут вызвать только негативную реакцию рынка, так как являются демонстрацией неуверенности и беспомощности центрального банка перед лицом возникшей проблемы. Обрушиваясь своим авторитетом на спекулянтов и хеджеров, Банк Индонезии пытается купировать вполне нормальную рыночную деятельность.

…И под контролем чиновников

Идея административного контроля за рыночной деятельностью, по всей видимости, весьма популярна среди индонезийских финансовых чиновников. Так, вдогонку за выступлением управляющего Банка Индонезии директор Группы валютного управления Ф. Анвар призвал центробанк страны последовать примеру Сингапура и Малайзии и ввести строгое регулирование, не позволяющее спекулировать против местной валюты.

Недавно центробанк выразил готовность противостоять повышению процентных ставок в США или снижению экономического роста в Китае. Предлагается принять соответствующие меры, чтобы не допустить резких изменений ставок процента в Индонезии, а также провести продажу долларов на валютном рынке для стабилизации рупии. Тем более что рост цен на нефть позволил Банку Индонезии создать валютные резервы, достаточные для осуществления валютных интервенций. В середине апреля 2004 г. валютные резервы составляли $37.42 млрд. В Банке Индонезии считают, что падение курса рупии не может быть долгосрочным, и утверждают, что в течение следующего квартала индонезийская валюта вернется на отметку 8700 рупий за доллар.

Это мнение опирается на благоприятные базовые показатели развития индонезийской экономики. Кроме того, руководство центробанка возлагает серьезные надежды на предпринятые шаги по ужесточению правил валютных операций.

В числе мер, уже предпринятых банком, – пересмотр максимальных объемов валютных сделок, представляющих собой чистую куплю-продажу. Эти объемы были ограничены 20% собственного капитала банка, совершающего сделки. Банк Индонезии заявил, что в дальнейшем эта граница будет снижаться и определяться индивидуально, в частности, в зависимости от того, насколько активно тот или иной банк участвует в торговле валютой. Вопреки ожиданиям, новое правило не будет применяться к иностранным банкам.

Нужна золотая середина

Прогнозы Банка Индонезии относительно дальнейшего укрепления обменного курса рупии к доллару связаны, в том числе, с успешным размещением государственных бондов за рубежом на сумму в $1 млрд. Это было первое международное заимствование после азиатского финансового кризиса. Первоначально запланированный выпуск в $400 млн. был увеличен более чем в два раза. Центробанк полагает, что размещение бондов также позволит снизить инфляцию. Всего на 2004 год запланирована эмиссия государственных бумаг на 32.5 трлн. рупий ($3.85 млрд.) как в долларах, так и в рупиях. Размещение бондов призвано профинансировать бюджетный дефицит в 24.4 трлн. рупий и государственный долг в 430 трлн. рупий. Правительство рассчитывает сократить в этом году дефицит до 1.2% ВВП (в 2003 году – 1.9%). Обеспечение стабильности рупии – основная задача Банка Индонезии. Сейчас центробанку, безусловно, требуется обеспечить поддержку национальной валюты, так как снижение курса рупии и усиление доллара сильно бьют по крупным индонезийским компаниям. Ведь многие из них имеют задолженности перед иностранными кредиторами, и большая часть их долгов номинирована в долларах. Большой объем задолженности – это наследство финансового кризиса конца 90-х годов.

Однако здесь нужна золотая середина. В значительном росте курса рупии таятся и негативные моменты. Так, ее укрепление в конце прошлого года более чем на 5% против американского доллара сделало индонезийский экспорт электроники и других товаров более дорогостоящим. Соответственно, упала конкурентоспособность индонезийских товаров по сравнению с другими азиатскими странами. Если до сентября 2003 г. экспорт показывал постоянный ежемесячный прирост, то в конце года наблюдалось его постепенное снижение. Сократился экспорт первичной продукции – нефти и газа: упав более чем на 10%, в октябре он составил всего $1 миллиард. Потери для Индонезии оказались очень чувствительными, поскольку ранее ожидался прирост продаж электроники на 15-25% в связи со снижением налога на ряд наименований. Это должно было удешевить импортные компоненты, используемые при сборке экспортной продукции.

Удешевлению также должны были способствовать попытки сократить бюрократическое вмешательство в экспортно-импортные операции. В частности, приняты изменения в законе о таможенной очистке, по которым ряд импортеров получил возможность проходить таможенные формальности без документальных и физических проверок.

Новое препятствие

Несмотря на эти меры, рост рупии против американского доллара стал новым препятствием для упрочения экспортных позиций. Согласно официальной статистике, экспорт электроники упал на 3.2% до $2.17 млрд. Впервые электронный экспорт сократился в столь значительных масштабах. А это очень важный сектор для индонезийской экономики: на электронику приходится 1/5 всего экспорта Индонезии (пять лет назад она составляла 10%).

Прошлый год был закончен с хорошими результатами, это был год стабилизации в Индонезии. Достигнут неплохой экономический рост, инфляция поставлена под контроль. В результате рупия сильно выросла по отношению к американскому доллару, хотя и подешевела против доллара австралийского и евро. Валютные резервы продолжали расти благодаря прошлогоднему притоку капитала, поднимавшего цены на акции.

Ожидается, что в 2004 г. тенденция сохранится – правительство ожидает до 5% прироста. Рост во многом стимулируется увеличением потребления, резко сократившегося в период кризиса. Несмотря на неопределенность законодательной базы, широко распространенную коррупцию, высокие издержки на организацию бизнеса, все же возможно некоторое увеличение инвестиций и экспорта.

Нужна коалиция

Тем не менее, экономические успехи пока недостаточны, чтобы переломить нынешнюю ситуацию. Около 100 млн. индонезийцев живут в условиях бедности, в стране насчитывается 40 млн. безработных. Доля страны в мировом выпуске продукции, торговле товарами и услугами сокращается, а приток иностранных инвестиций не очень значителен. Иностранные инвесторы из Японии, Европы и США предпочитают Китай, Вьетнам, Индию и Восточную Европу, сокращая тем самым индонезийскую долю инвестиционного пирога. Проблема конкурентоспособности индонезийских отраслей осложняется неразвитой инфраструктурой. На фоне огромного долга государственные бонды и обязательства Банка Индонезии стали доминирующими активами коммерческих банков. Решение всех этих проблем требует не только разработки долгосрочной экономической политики, но и обеспечения соответствующей поддержки со стороны всех политических сил.

Обозреватели полагают, что, если в этом году не будет сформирована коалиция, отдающая приоритет закону, наметившаяся макроэкономическая стабилизация не приведет к положительным результатам. Кстати, политическая нестабильность накануне грядущих президентских выборов сказывается и на обменном курсе рупии. И этот фактор будет сохраняться еще не один месяц. Что касается выборов, то совершенно не обязательно, что они принесут улучшение политической обстановки.

2004

Юрий Цыганов