Мнение эксперта. Джин Спелинг
|

Мнение эксперта. Джин Спелинг

Мнение эксперта. Джин Спелинг
“Федеральный Резерв и ЕЦБ – два банка, одна нефтяная проблемa”


Джин Спелинг


   Джин Спелинг, был главным экономическим советником бывшего Президента США Билла Клинтона, является старшим членом Совета по Иностранным Отношениям и аналитиком “Bloomberg News”


   Высокие цены на нефть представляют упрек известному пожеланию американского Президента Гарри Трумана об одноруком экономисте, который никогда не предлагал бы решения “с одной стороны, с другой стороны”.


   Нефтяные цены носят двойственный характер: с одной стороны, они могут увеличить цены повсюду в экономике, ускоряя инфляцию и оправдывая более жесткую монетарную политику, а с другой стороны, они могут сократить потребительские расходы, затормозить зарождающийся рост и обеспечить повод для монетарного послабления.


   Следовательно, недавний рост цен на нефть может спровоцировать “на одном континенте одно, на другом континенте другое” – разрыв между сфокусированной на экономическом росте американской Федеральной Резервной системой и более ориентированным на инфляцию Европейским Центральным Банком.


   В начале месяца, Председатель Федерального Резерва Алан Гринспен поднял вопрос о ценах на нефть, повышающих беспокойство относительно инфляции, когда он сказал, что “постоянное повышение цен на энергию является беспокоящим элементом в картине расходов”.


   Вдалеке от компромисса
   Но на прошлой неделе, наблюдатели Федерального Резерва, казалось, возвращались к озвученной позиции, что более высокие цены на энергию будут делать Гринспена более осторожным в вопросе подъема ставок. В чем причина? Увеличение на 0.6% потребительских цен в мае, которое едва выплеснулось на ядро инфляции, выросшее на скромные 0.2% – и заверительные слова Гринспена, что движение было далеко от компромисса.


   Вряд ли новости прошлой недели были необходимы, чтобы заключить, что затраты на энергию, скорее всего, не подтолкнут Федеральный Резерв поднимать ставки быстрее, чем прогнозируемые 25 базовых пунктов за одно заседание. Во-первых, некоторые аналитики указывают, что инвестиции в растущий наукоемкий сектор сделали американскую экономику менее энергозависимой – потребление энергии на доллар реального валового национального продукта упало с 1973г. на 46%.
 
   Нефтяная зависимость
   За тот же самый период, мы также стали гораздо больше зависеть от иностранных источников нефти, что означает, что прибыль от ценовых увеличений перекачивается иностранным производителям, не возвращаясь в американскую экономику. “Goldman Sachs Group Inc.” оценивает, что чистый нефтяной импорт фактически повысился как процент от валового внутреннего продукта от 0.9% в 1970г. до 1.2% в 2003г., предполагая, что воздействие нефтяных цен на американский реальный доход, если что, немногим выше чем в 1970г.


   “Merrill Lynch and Co.” недавно спрогнозировал, что цена нефти в 40 $ за баррель может понизить рост валового внутреннего продукта в 2004г. примерно на 0.5%.


   Кроме того, увеличения цен на энергоносители может иметь еще большее воздействие на спрос, нежели ожидают экономисты, потому что эффект “из своего кармана”, который оказывают более высокие цены на заправках или в счетах за отопление, может отразиться на обычных семействах.


   Сложный ответ
   В своем выступлении в апреле 2002г. Гринспен больше чем намекнул, что экономические модели не могут полностью охватить воздействие, которое увеличение энергетических цен может иметь на потребительский спрос. “Чуткую реакцию американского Валового внутреннего продукта на энергетические цены” он объяснил, “гораздо более сложной и, может быть, достаточно различной реакцией домохозяйств и бизнеса на экстраординарный рост цен. Макроэкономические модели обычно не могут охватить эффект, оказываемый внезапным и значительным изменением нефтяных цен на экономику”.


   Наконец, даже при том, что мы находимся три года в исключительных монетарных условиях, вялая слабость на рынке труда не была полностью изменена тремя месяцами уверенного роста рабочих мест. Реальная еженедельная заработная плата фактически упала с декабря 2001г., а участие рабочей силы является самым низким с 1988г.


   Как сказал руководитель Федерального Резерва Дональд Кон в начале месяца “экономика продолжает испытывать заметную, хотя и уменьшающуюся слабость”.


   Дефицит бюджета
   И с восстановлением, так зависящим от чувствительных к проценту секторов экономики, таких как жилье и автомобили, Федеральный Резерв имеет повод для беспокойства – как покупки этих дорогостоящих предметов будут затронуты, поскольку рынок полностью подстраивается к долгосрочной проблеме большого дефицита бюджета, даже если возвращается устойчивый рост.


   По другую сторону Атлантики, цены на энергию могут заставить представителей Центральных Банков, бояться инфляции больше, чем замедленного роста. Пока европейская экономика увидела недавно скромное восстановление, 9%-ую безработицу и годовой рост Валового внутреннего продукта на 1.3% в первом квартале, что могло бы предполагать, что Европейский Центральный Банк мог бы больше сосредоточиться на росте экономики.


   Еще в апреле, ЕЦБ сбрасывал со счетов призывы к более низким ставкам, и с тех пор, повышающиеся цены на нефть увеличили процент инфляции до 2.5% в год, что является наивысшим показателем за два года. Имея цель по инфляции “близко, но ниже” 2%, Европейский Центробанк, вряд ли, пойдет на снижение ставок и может даже рассмотреть возможность их подъема, давая Гринспену и иже с ним еще одна причину опасаться агрессивного сжатия экономики.


   Президент ЕЦБ Жан-Клод Трише недавно подтвердил, что “что бы ни случилось, наша главная задача состоит в предотвращении повторных эффектов, которые делали бы более высокую инфляцию постоянной особенностью нашей экономики и, которые будут препятствовать нам обеспечивать ценовую стабильность”.


   Мораль всего вышесказанного заключается в том, что цены на нефть всегда требуют, чтобы представители Центральных банков “имели две руки” – чтобы взвесить “стагнацию” против “инфляции”. Разные ответы на нефтяные цены с обеих сторон Атлантики могут многое сказать о глобальной монетарной политике на много месяцев вперед.


bloomberg.com