Вывоз капитала – путь открыт?
|

Вывоз капитала – путь открыт?

В соответствии с принятой недавно новой версией Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» в российскую хозяйственную практику вводятся весьма либеральные правила проведения валютных операций. Наиболее важным следствием этого является фактическое устранение препятствий для вывоза капитала из страны.

В трех формах

Экспорт российского капитала можно представить в трех отдельных формах. Первая представляет собой незаконный вывоз. Это – переправка за границу теневого капитала, например, не очищенного от налогов или нажитого преступным путем. Эта схема не связана с инвестиционным климатом в стране, она лишь часть системы незаконного присвоения доходов. Криминальный капитал хочет спрятаться подальше от страны происхождения, законы которой он нарушил и в которой для него всегда существует опасность реквизиции.

Вторая форма – вывоз законно полученных доходов, стремящихся за границу из-за неверия в перспективы стабильной и эффективной работы в российских условиях, неустойчивой социально политической обстановки, угрозы враждебных слияний и поглощений, стремления иметь за рубежом своего рода страховые резервы и т.д. Третья – вывоз капитала, связанный с необходимостью инвестиций за границей, с продвижением российских товаров и услуг на мировых рынках, созданием там дочерних компаний и других структур.

Государственное регулирование, если оно подчиняется национальным интересам, должно всеми силами, вплоть до жестких репрессивных мер, противодействовать вывозу капитала первой формы; притормаживать, насколько это возможно в рамках законности, вывоз второй формы и способствовать экспорту российского капитала за рубеж в целях укрепления позиций отечественных компаний на мировых рынках товаров и услуг.

Нельзя, к сожалению, сказать, что эти задачи решаются успешно. Вывоз капитала в последние годы держится на крайне высоком уровне, сопоставимом с потребностями России в средствах для амортизации производственных мощностей. По приблизительным оценкам, ежегодно вывозится $20-25 млрд. – несмотря на то, что до 2004 г. в России действовала система регулирования вывоза капитала, которая включала в себя комплекс ограничений и запретов в сфере внешней торговли.

Несмотря на контроль

Ограничения и запреты, действующие во внешней торговле, направлены на пресечение контрабандного импорта и экспорта, недопущение вывоза какого-либо продукта (например, стратегического сырья), соблюдение соответствия потоков товаров предъявляемым органам контроля документам, соблюдение относящегося к торговым операциям российского законодательства. Валютные ограничения, состоящие из административных и законодательных запрещений и регламентаций валютных операций граждан и организаций, резидентов и нерезидентов, обычно направлены на поддержание оптимальной структуры платежного баланса и валютного курса, а также на концентрацию в руках государства валютных резервов.

Одна из особенностей современной российской экономики состоит в том, что реформы породили гигантский отток капитала из России, что ставит под вопрос вообще будущность нашего государства. Поэтому объективно, признает это действующая власть или нет, на первое место в перечне задач валютного регулирования выходит относительно частная проблема – добиться существенного сокращения оттока финансов.

До сих пор действовал следующий механизм регулирования и контроля за вывозом капитала. Капитальные операции проводились с разрешения Центрального банка и согласно порядку, который он устанавливал. ЦБ РФ анализировал обоснованность операций и их соответствие государственным интересам и нормам права, контролировал работу коммерческих банков, и это давало определенные гарантии, что капитальные операции будут проведены на основе разрешений. Основная масса вывоза, особенно незаконного, приходилась на текущие валютные операции (платежи за поставляемые товары и услуги, расчеты неторгового характера, выплата процентов и дивидендов по банковским счетам, кредитам, инвестициям в ценные бумаги и в уставной капитал, движение краткосрочного ссудного капитала и т.д.), которые российским законодательством было разрешено проводить без ограничений. Утечка национального капитала происходила, в частности, под видом оплаты заграничной информационной и интеллектуальной собственности, непоступления валютной выручки экспортеру или товаров импортеру, расчетов за товары и услуги по высоким ценам или, наоборот, продажи товаров по низким, выдачи кредитов под высокие проценты и т.д. В первой половине 90-х годов экспортеры российского капитала переправляли капитал за границу преимущественно невозвратом выручки. До 1994 г. он достигал 45-70% от стоимости экспортированных товаров. В результате ужесточения контроля над экспортом, введения паспорта сделки с описанием особенностей экспортных контрактов, их стоимости и сроков реализации невозврат сократился к 1995 г. до 4%.

Тогда российские предприятия и организации, занимавшиеся незаконном вывозом капитала, стали предоставлять зарубежным контрагентам авансы по неисполняемым импортным контрактам. Банк России и Государственный таможенный комитет в ответ на это разработали инструкцию, в которой определялись меры контроля за импортными операциями, что существенно снизило возможности экспорта капитала по этому каналу.

После дефолта

После дефолта, усилившего бегство капитала, ЦБ РФ ввел порядок резервирования рублевых депозитов в размере 100% от суммы предоплаты за импорт товаров. Уполномоченные банки были обязаны сохранять депозит до предоставления документов о поступлении импортных товаров на территорию России. Эта мера резко сократила суммы авансовых платежей за импорт, с помощью которых уходила из страны значительная часть национального капитала.

Тогда экспортеры капитала начали искать другие схемы. В частности, манипулировали внешнеторговыми ценами, а также контрактами на покупку за рубежом работ и продуктов интеллектуальной деятельности. Проверить обоснованность подобных контрактов и цен довольно сложно, и этим широко пользовались предприниматели, перебрасывающие огромные суммы за границу. В последние годы усилилась критика использования валютных ограничений для сдерживания оттока капитала за границу. Однако, по нашему мнению, ликвидация ограничений неизбежно приведет к еще большему оттоку капитала или, во всяком случае, затормозит процесс улучшения ситуации в этой сфере, наметившийся в последнее время.

Во-первых, как показывает практика использования валютных ограничений в других странах, при таких мерах вывоз капитала уменьшается. В России он существенно сократился в 1994 г., с ужесточением контроля за товарным экспортом, а также в 1998 г., после введения более жестких мер регулирования и контроля за платежами по импорту. В течение определенного периода вывоз капитала удавалось сдерживать.

Во-вторых, ограничения сдерживают бегство капитала законопослушных предпринимателей, которые не пользуются всякого рода уловками, чтобы обойти закон. Поэтому отмена ограничений неизбежно увеличит число экспортеров капитала, и объемы вывоза, очевидно, в таком случае возрастут.

Однако нынешняя власть взяла курс на либерализацию валютного режима страны и отмену созданной за десятилетие системы ограничений. Федеральные власти, как ни странно, видят в этом способ привлечения инвестиций. Они считают, что Россия в результате станет более привлекательной для иностранных инвесторов. Заблуждение правительства заключается в том, что оно смешивает совершенно разные вещи: вывоз капитала со стороны российских предпринимателей и вывоз, осуществляемый иностранцами.

Для своих и для чужих

Для иностранцев, конечно, необходим свободный режим. Но он, в сущности, существовал и в рамках прежнего законодательства, которое не содержало значительных препятствий для вывоза. Были, правда, незначительные ограничения. Так, устанавливались определенные сроки проведения конверсионных операций, что предохраняло от обвала российский фондовый и валютный рынки. Но никто не мог помешать иностранцу вывезти средства из России, если он когда-то инвестировал свой капитал и получил в результате его применения прибыль.

Другое дело – национальный капитал. Для него необходимы действенные валютные ограничения. И они никоим образом не могут уменьшить доверие иностранных инвесторов к России. Напротив, меры по сдерживанию вывоза капитала ослабят негативное мнение иностранных инвесторов.

Как долго следует поддерживать валютные ограничения? Они нужны, видимо, до тех пор, пока имеет место массированный вывоз капитала или есть опасность такого вывоза. Временные рамки зависят от инвестиционного климата. Ограничения можно снять, когда российским предпринимателям станет более выгодно вкладывать деньги в национальную экономику, а не в компании и ценные бумаги за рубежом, когда будет разрушена система теневого и полутеневого присвоения дохода российскими предпринимателями.

Если удастся сдержать отток связанного с этой системой капитала, то можно смело прогнозировать увеличение доли легального бизнеса и рост внутренних инвестиций в деловой жизни России. Рост же внутренних инвестиций способен улучшить общую конъюнктуру в стране и сделать ее более привлекательной для иностранных инвесторов.

Российские же власти, видимо, не склонны решать проблему таким образом. Они вводят новое, более либеральное валютное законодательство, которое, как они наивно полагают, сделает рубль полностью конвертируемой валютой.

По новым правилам

В общем плане либерализация валютного режима, как это следует из содержания новой версии Закона «О валютном регулировании и валютном контроле», осуществляется по следующим направлениям.

Прежде всего, отменяется до сих пор применявшийся принцип приобретения экспортерами иностранной валюты в соответствии с заключенными контрактами. Другими словами, сейчас предприниматель может приобрести любую сумму валютных средств, и неважно, как он собирается их использовать. Это положение означает явное ослабление контроля за валютными операциями, оно в значительной степени облегчает вывоз капитала.

Новое законодательство кардинально меняет также механизм регулирования валютных операций, связанных с движением капитала. Устраняются действовавшие ранее ограничения по операциям капитального характера, связанным с долгосрочным кредитованием, вложениями в акции и паи иностранных предприятий и организаций, другие ценные бумаги, заграничную недвижимость и т.д. Прежде всего, речь идет о том, что новый закон ликвидирует порядок индивидуального рассмотрения целесообразности проведения данных операций и выдачи соответствующих разрешений. Таким образом, закон говорит предпринимателям: вывозить капитал путем использования разных «серых» схем теперь нет необходимости (конечно, если капитал имеет легальный характер, очищен от обязательств по фискальным платежам). Приобретенную иностранную валюту свободно и открыто, не спрашивая ни у кого разрешений, можно вкладывать в разнообразные инвестиционные объекты за границей. Правда, закон вроде бы вводит до 2007 г. ограничения иного рода, предоставляя правительству и ЦБ РФ право затормозить интенсивность капитальных валютных операций и рост их объема путем использования комплекса мер. К таким мерам относятся: введение требований об открытии специальных счетов в уполномоченных банках, об установлении соответствующего режима счетов и резервировании на определенный срок денежных сумм, исчисленных на основе установленной органами валютного контроля доли в процентах к стоимостному объему проводимой операции. Однако закон в то же время содержит положения, которые даже такой весьма мягкий режим сдерживания вывоза капитала делают абсолютно неработоспособным и чисто формальным. Недейственным становится механизм резервирования. Так, в случае, когда сделка имеет соответствующее обеспечение (банковская гарантия, страховка, аккредитив и т.д.), предприниматель по новому закону освобождается от резервирования. Понятно, что крупные структуры, занимающиеся вывозом капитала и имеющие, как правило, тесные связи с различными финансовыми организациями, способны без труда и с минимальными затратами получить подобное обеспечение. Кроме того, резервирование и другие ограничения (проведение операций через специальные счета в уполномоченных банках, установление специального режима счетов) могут быть использованы не на регулярной основе, а лишь в крайних случаях. Новое валютное законодательство запрещает также применение ограничений по отношению к отдельным предприятиям и организациям. Оно не учитывает различий в формах вывоза капитала. К вывозу капитала, необходимому для продвижения российских товаров и услуг за границей, будут применяться те же ограничения, что и для капитала, переводимого в зарубежные страны, в частности, при сворачивании экономической деятельности в нашей стране. Данные меры сдерживания оттока капитала будут, очевидно, использоваться правительством и ЦБ РФ в чрезвычайных обстоятельствах, при массированном бегстве капитала за границу. Их применение в нормальных условиях нанесет вред торговой и иной экспансии российских предприятий за рубежом, и потому не может рассматриваться позитивно.

Выручка останется за границей

Новая версия закона позволяет российским предприятиям и организациям открывать в заграничных банках счета (в уведомительном порядке, без обращения за разрешением к российским органам валютного контроля) для осуществления расчетов с заграничными контрагентами и аккумулировать там выручку от экспорта. Поскольку такие банки находятся вне сферы действия российского законодательства, то и указанные ограничительные меры не применимы к средствам на данных счетах. Это делает использование валютных ограничений малоэффективным. Более того, их введение может увеличить отток капитала, поскольку для российских экспортеров будет предпочтительней вести расчеты с помощью счетов, открываемых в заграничных банках, а не на российской территории. Экспортная выручка, превышающая суммы, подлежащие обязательной конвертации в российскую валюту, в значительной части будет оставаться за границей и использоваться там, в том числе в качестве инвестиций. Возможность для российских предприятий пользоваться расчетными счетами в иностранных банках не только подрывает основы регулирования вывоза капитала за границу, но и чревата рядом других негативных для нашей экономики последствий. Сильно ухудшатся условия для государственного мониторинга и контроля за миграцией отечественного капитала за границу, поскольку иностранные банки находятся вне пространства, контролируемого российскими органами валютного регулирования. Можно прогнозировать сокращение ввоза иностранной валюты в страну, а следовательно, и масштабов операций на валютных рынках России и темпов накопления государственных валютных резервов. В результате уменьшится способность государства воздействовать на курс рубля.

Кроме того, видимо, возникнут некоторые трудности в деятельности российских коммерческих банков. В результате перемещения определенной части активов российских предпринимателей на счета иностранных банков сократятся возможности роста ресурсной базы банков отечественных. Это, безусловно, негативно скажется на прибыльности и на капитализации российской банковской системы.

Виноваты догмы?

Как объяснить, что, несмотря на неадекватный для нашей экономики характер нового валютного законодательства, его в ускоренном порядке приняла Госдума и подписал в конце прошлого года президент страны? На мой взгляд, это было обусловлено рядом причин.

Одна из них состоит в том, что правящая политическая элита страны находится в плену либеральной догмы о полезности всякого сокращения участия государства в регулировании экономической жизни вообще и валютных отношений в частности.

Другая причина – неспособность, как мне кажется, государственной власти привести в действие эффективные механизмы, противодействующие утечке российского капитала за границу. Эта неспособность обусловлена, прежде всего, коррупцией, глубоко укоренившейся в недрах государственной власти. Существенной причиной является также лоббирование в средствах массовой информации, правительстве и Госдуме интересов крупного бизнеса, в первую очередь, олигархических кругов, связанных с экспортом продукции сырьевого сектора.

Для российских предпринимателей новое законодательство, открывающее свободный выход капитала за рубеж, является поистине царским подарком. Для экономики страны в целом, по моему мнению, оно не несет ничего хорошего. Несложно предвидеть, что наметившееся в последнее время сокращение вывоза капитала остановится, ибо явно ухудшатся условия государственного контроля за нелегальной миграцией средств и возрастет экспорт финансов законопослушными предпринимателями в форме инвестиционных вложений за границей.

2004

Михаил Елизаветин